u_96: (Sniper)
03_26_iraq_a

Из воспоминаний одного джи-ай о кампании 2003-го года в Заливе:
"Дозор на двух "хамви" выдвинулся к перекрёстку только после того, как было получено подтверждение, что дозор в случае форс-мажора будет немедленно поддержан шестью "кобрами", танками и "бушмастерами" всех "бредли" нашего батальона. Прибыв на место, дозор доложил, что засёк "хавджи". "Кобры" немедленно нанесли ракетный удар. Мы издалека хорошо видели облако из огня и дыма, взлетевшее над позициями "хавджи". Потом туда же пару десятков снарядов отправили танки и ещё минут тридцать садили из своих автоматических пушек БМП. К сожалению, позже выяснилось, что вся эта мощь стёрла в пыль не солдат Саддама, а юного пастушка со стадом коз..." (с)
u_96: (Default)
Эрхард Раус генерал танковых войск о событиях 24-го июня 41-го:


"...В нашем секторе не происходило ничего важного. Войска улучшали свои позиции, вели разведку в направлении Силувы и на восточном берегу Дубиссы в обоих направлениях, но в основном пытались выяснить, что же происходит на южном берегу. Мы встречали только небольшие подразделения и отдельных солдат. За это время мы установили контакте патрулями боевой группы «фон Зекендорф» и 1-й танковой дивизии у Лидавеная. При очистке лесистого района к западу от плацдарма наша пехота столкнулась с более крупными силами русских, которые в двух местах все еще удерживались на западном берегу реки Дубисса.
В нарушение принятых правил, несколько пленных, захваченных в последних боях, в том числе один лейтенант Красной Армии, были отправлены в тыл на грузовике под охраной всего лишь одного унтер-офицера. На полпути назад к Расейнаю шофер внезапно увидел на дороге вражеский танк и остановился. В этот момент русские пленные (а их было около 20 человек) неожиданно набросились на шофера и конвоира. Унтер-офицер сидел рядом с шофером лицом к пленным, когда они попытались вырвать у них обоих оружие. Русский лейтенант уже схватил автомат унтер-офицера, но тот сумел освободить одну руку и изо всех сил ударил русского, отбросив его назад. Лейтенант рухнул и увлек с собой еще несколько человек. Прежде чем пленные успели снова броситься на унтер-офицера, тот освободил левую руку, хотя его держали трое. Теперь он был совершенно свободен. Молниеносно он сорвал автомат с плеча и дал очередь по взбунтовавшейся толпе. Эффект оказался ужасным. Лишь несколько пленных, не считая раненного офицера, сумели выпрыгнуть из машины, чтобы спрятаться в лесу. Автомобиль, в котором живых пленных не осталось, быстро развернулся и помчался обратно к плацдарму, хотя танк обстрелял его.
Эта маленькая драма стала первым признаком того, что единственная дорога, ведущая к нашему плацдарму, заблокирована сверхтяжелым танком КВ-1. Читать дальше )


Внутри танка лежали тела отважного экипажа, которые до этого получили лишь ранения. Глубоко потрясенные этим героизмом, мы похоронили их со всеми воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны.
После того как единственный тяжелый танк в течение 2 дней блокировал дорогу, она начала-таки действовать. Наши грузовики доставили на плацдарм снабжение, необходимое для последующего наступления..." (с)

Инфа к размышлению:
А. Исаев "Миф о "рассейняйском КВ" http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/%D0%A2%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D1%8B%D0%B2._%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B8_%D0%B2_%D0%B1%D0%BE%D1%8F%D1%85_1937_1942_%D0%B3%D0%B3./%D0%98%D1%81%D0%B0%D0%B5%D0%B2_%D0%90._%D0%9C%D0%B8%D1%84_%D0%BE_%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D1%8F%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC_%D0%9A%D0%92
Арвидас Жардинскас "ЛЕГЕНДА ОБ ОДИНОКОМ ТАНКЕ (Вновь к истории рассейняйского КВ)" http://www.rytufrontas.net/e107_plugins/content/content.php?content.69
u_96: (Sniper)
В дополнение к старому посту «Али Баба, ты мне должен клубничного молока!» (с)


"- Римо, вытаскивай свою жопу из машины, Джонсон, вы двое, идете со мной, на случай, если эти парни попытаются пересечь мост. Ставрос, займешь место Римо, не спускай глаз с дороги и с нас. Десимон, Ветров – ваше позиция за TOW, Блять, это дорога вся в насыпях, а за ними может оказаться армия во главе с Бен Ладеном — удостоверьтесь, что дети – не наживка. Майклз, Сидни, продолжайте держать их в прицеле, огонь без команды не открывать. Десимон, Майклз – связь с вами, докладывать о появлении противника.

- Проверка.

- Принял.

Чертовы дети не останавливались, а шли дальше. Шли, несмотря на то, что впереди была явная опасность в лице нас – семерых вооруженных морпехов, у которых был приказ стрелять по всем, кто зайдет в зону свободного огня. Что движило этими детьми мне не ясно. Было не ясно и Сержанту. Сержант не спускал с них глаз. Римо и Джонсон шли по левым и правым сторонам моста, Сержант шел по центру, примерно в десяти метрах от них. Рим и Джонсон держали детей на прицеле.
" (с)

И ТыДы. Включая дальнейшее пиналово в комментах аж на 18 страниц.
u_96: (Sniper)


С.Б. Радиопозывной «Хоровой»:
«Маршрут движения: Ханкала — Грозный — аэропорт Северный. Мы с комбатом едем на третьем бэтээре боевого охранения. Над нашими головами проносится пара Ми-24. Майор провожает их взглядом и говорит, обращаясь ко мне:
— Договорись, чтобы этих летчиков нам постоянно выделяли…
Все понятно без лишних слов. В прошлый раз мы сопровождали колонну через Грозный в гордом одиночестве, так как боевые вертолеты барражировали где-то в стороне. Начнись заварушка, и до первого авиаудара прошло бы немало времени.

Теперь мы движемся под надежным прикрытием «волкодавов», как уважительно окрестил их комбат. Он вдруг приказывает запросить их. Даю экипажам ориентировку в эфир:
— От головы колонны справа, на удалении восемьсот метров, руины пятиэтажки…
Я еще не успел договорить, как дымные росчерки неуправляемых ракет врезались в дом, тут же утонувший во взрывах. Окончание моей фразы — «возьмите под свой контроль пока мы будем их проходить» — было уже не нужным…
— Ну, вы ковбои, — выдохнул «батяня». И добавил несколько слов не для печати.
— «Хоровой», в следующий раз такие фразы начинай со слова «посмотрите», — раздался в эфире голос ведущего пары.»


Г.Н. Радиопозывной не известен:
«У меня был очень неприятный момент, когда так называемая увязка взаимодействия чуть не закончилась для нас братской могилой. Дело в том, что «шпиономания» некоторых командиров, уверенных в постоянной утечке информации, доходит до маразма, опасного на войне. В вышестоящий штаб были переданы заведомо ложные координаты посадочной площадки для вызванного вертолета. Туда приходят «восьмые» под прикрытием пары «полосатых». Находясь в трех километрах от группы, обозначаю себя ракетой и выхожу на связь. В этот самый момент согласно всем исконно российским законам бытия радиостанция приказала долго жить. Фраза обрывается, в эфире – сплошные бульканья и завывания. Командир орет: «Обозначь нас ракетами!» Прилежно обозначаю. Что я вижу? Я вижу, как «двадцатьчетверки» разворачиваются и идут в нашу сторону. Это был боевой заход на цель, а в роли цели, стало быть, мы…

Слава богу, нервы у братишек оказались крепкими, хотя представляю себе, каково с высоты им было оценивать наши судорожные махания руками и искаженные в криках лица. Во всяком случае, с первого захода не влупили, со второго и третьего тоже… А потом, когда разобрались, к нам села «восьмерка». Мы некоторое время общались, как горячие финские парни, но это уже были мелочи.

Мы постоянно маневрировали, меняли позиции и также постоянно давали координаты с погрешностью в несколько километров. Наконец, настал тот исторический день, когда вертолет, прилетевший для перевозки руководящего состава, выполнил вираж над указанной точкой и лег на обратный курс. Летчики «не обнаружили войска и не слышали никого в эфире»… О чем беседовали потом по телефону начальники, я не знаю, но координаты стали передаваться более точно».
/Чеченская война: работа над ошибками. – М.: Яуза, Эксмо, 2009 /

P.S. от u_96
ПАН – передовой авианаводчик.
«Восьмерка» - транспортно-десантный вертолет Ми-8.
«Полосатый», «двадцатьчетверка» - вертолет огневой поддержки Ми-24.
u_96: (Default)
Часть 1 см. тут.

"...Следует заметить, что в составе Крымского фронта было много представителей кавказских народов, среди них армян, грузин, азербайджанцев. Особенно плохо воевали последние. Многие из них дезертировали в массовом порядке.

На вопрос: "Почему бежал?" у всех них был один и тот же ответ: "Курсак [желудок] больной". Многие в окопах якобы замерзали, хотя мороз не превышал 4-5 градусов. Идя в атаку, они винтовку засовывали под мышку, руки - в рукава шинелей и - вперёд. Если один из них был убит или ранен, то находившиеся рядом останавливались, садились на землю, образовывая живой круг, и выражали своё горе жалобными криками: "Вай, вай, вай...". Противник, видя неподвижную кучку солдат, открывал прицельный огонь и быстро уничтожал всех.

На фронте азербайджанцев презрительно называли "ялдашами", хотя это слово по-азербайджански обозначает "товарищ"...//...Вспоминая тяжёлые бои в Крыму, не могу не отметить, что большую помощь немецким войскам там оказывали татары. Из татар создавались целые национальные отряды, которые воевали на стороне немцев.

Хорошо зная горную местность, они помогали немцам выслеживать и убивать партизан, выявлять их замаскированные склады с оружием и продовольствием.

Бывший начальник политотдела родимцевской дивизии Федоренко во время моего пребывания в Венгрии рассказывал мне, что он партизанил в Крыму, где был свидетелем многих кровавых акций, проводимых татарами, когда без всяких оснований они расстреливали людей только за то, что те были русскими.

Со мной также произошёл в Крыму памятный случай в октябре 1942 года. При отходе от Перекопа наш батальон остановился в селе Изюмовка, километрах в 20 севернее Феодосии. Утром батальон снялся и ушёл, а мы с комиссаром Ковальчуком задержались. Я зашёл зачем-то в сарай, там на меня неожиданно напал здоровый татарин и стал душить. Завязалась драка. На шум прибежал комиссар Ковальчук и, изловчившись, застрелил татарина. После этого на тачанке мы поехали догонять батальон.

Считаю правомерным решение И. Сталина о выселении татар за их многочисленные злодеяния из такого стратегического региона, каким был и остаётся Крымский полуостров..."
/Иванов Л.Г. Правда о "Смерш". М.: Яуза; Эксмо, 2009/
u_96: (Sniper)
"Наши самолёты охраняли арабские военные. Совсекретная аппаратура, установленная на них, была интересна не только Израилю, но и египетской контрразведке. Приехав однажды на аэродром, мы увидели, как часовой под самолётом усердно чистит своё личное оружие - наш ручной пулемёт Дегтярёва. В этом не было ничего необычного пыль, песок. Но тоже самое повторилось на второй, третий, четвёртый день. Мы удивились, какой усердный солдат. Оказалось, всё гораздо проще. Разобрав свой пулемёт однажды, он уже не мог его собрать вновь. Пришлось поделиться знаниями в этом вопросе, не уставая удивляться подобному методу охраны..."
/ Якушев Николай Романович - механик по авиационному вооружению дальней и истребительной авиации. Из издания "Гриф "секретно" снят. Книга об участии советских военнослужащих в арабско-израильском конфликте". Москва, Совет ветеранов боевых действий в Египте, 1997. /
u_96: (Sniper)
"19 июля 1969 года в 20.30 сводный штурмовой отряд, сформированный из бойцов “Шаетет-13” и “Сайерет Маткаль”, на резиновых лодках класса “Марк-6” вышел из Рас-Судара к бую в центре залива, который служил своеобразной исходной точкой. В это же время из Рас-Судара прямо в направлении острова Грин вышел подводный катер “Хазир”, на борту которого разместились несколько морских коммандос из группы прикрытия.
Чтобы не поднимать лишнего шума, который мог бы привлечь внимание береговой охраны или часовых гарнизона острова Грин, приходилось двигаться с минимальной скоростью. На расстояние, которое в обычных условиях преодолевается минут за 15–20, было затрачено около двух часов.
Примерно в 22.20 лодки с первой волной десанта отделились от буя и стали выдвигаться к точке погружения, обозначенной на карте в 900 м от острова Грин. Спустившись с лодок, морские коммандос распределились в два тура и, зацепившись за длинный канат, поплыли в направлении объекта. Большую часть пути следовало держаться в надводном положении, не погружаясь на глубину, чтобы свести к минимуму расход кислорода. Согласно расчетам, первая волна десанта должна была подняться на остров в 0.30. В это время суток от северной стены крепости на воду падала лунная тень, позволявшая морским коммандос незамеченными выйти на берег.
Как уже упоминалось, все приходилось тащить на себе. От обычных водолазных костюмов отказались сразу, поскольку в условиях сухопутного боя они сильно сковывали движения. Пришлось воспользоваться обычной на вид армейской формой, но пошитой из специальной тонкой быстровысыхающей ткани, которая не сохраняла тепло тела, но позволяла свободно передвигаться. Вместо полуботинок на ноги были надеты обычные спортивные туфли, к которым крепились ласты. Каждый боец нес на себе боекомплект массой 40 кг, включавший в себя автомат “Калашникова”, обоймы, гранаты, взрывные устройства, сигнальные ракеты, всевозможные штурмовые приспособления, фонари, средства индивидуальной связи и комплект для оказания первой медицинской помощи. Поверх всего этого были надеты спасательные жилеты, позволявшие в случае необходимости держаться на воде или мгновенно погружаться на глубину, а также акваланги, которые против правил крепились не на спине, а на груди. В таком снаряжении на суше нельзя было сделать и двух шагов, однако в море можно было проплыть около 2 км.


Читать дальше )
u_96: (Sniper)
Долго думал, что поставить эпиграфом к этому посту. Почему-то чаще всего в голову приходила строчка " Любой подвиг - это последствия проявленной кем-то ранее глупости..."
---
Глава 2 из книги Александра Брасса "Миссия выполнима".


" Перед высадкой были такие, кто думали, что операции такого рода возможны, только в кино. По окончании операции мы чувствовали, что достигли предела. Это одноразовая операция, которую больше не удастся повторить никогда.
Капитан “Шаетет-13” Дов Бар

8 марта 1969 года президент Египта Джамаль Абдель Насер, выступая по каирскому телевидению, заявил о том, что Египет в одностороннем порядке выходит из соглашения о прекращении огня. Осознав, что никакое международное давление не заставит Израиль уйти с Синайского полуострова, египетское руководство вновь решило прибегнуть к военным действиям. Поскольку сил, чтобы вытеснить израильтян из Синая, у Насера не было, он превратил войну на истощение в главную политическую доктрину.
Сразу же после заявления президента Насера египетская артиллерия подвергла массированному обстрелу позиции Армии обороны Израиля вдоль всего Суэцкого канала. В качестве ответной меры израильская авиация уже в первый день конфликта сделала несколько десятков боевых вылетов, нанеся ракетно-бомбовые удары по стратегическим объектам, расположенным по египетскую сторону канала. 9 марта 1969 года прямым попаданием артиллерийского снаряда был убит личный друг Насера, начальник Генерального штаба египетской армии Абдул Мунаим Риад. Президент Насер поклялся отомстить за смерть Риада. Последующие две недели египетская артиллерия ни на час не прекращала обстрел позиций израильской армии на всем участке египетско-израильской границы. ВВС Израиля в свою очередь нанесли удар по нефтехранилищам, расположенным по египетскую сторону Суэцкого канала, а также по городам Исмаилия и Суэц. Вместе с тем господство Израиля в воздухе стало не столь очевидным после того, как Советский Союз поставил в Египет ракеты класса “земля – воздух” и взял на себя обязательство обороны воздушного пространства вдоль Суэцкого канала и Каира. Чтобы убедить президента Насера в том, что эскалация военных действий более опасна для Египта, чем для Израиля, следовало расширить ответные операции возмездия проведением точечных диверсионных вылазок в глубь территории Египта. Неоднократно спецподразделения израильской армии устраивали засады в районе Суэцкого залива, разрушали мосты, совершали нападения на египетские военные лагеря, расположенные в верхней долине Нила.
29 июня 1969 года в районе Наджи-Хамади высадился отряд спецназа 35-й бригады ВДВ Израиля. В считанные минуты десантники уничтожили трансформаторную подстанцию и заложили мощные взрывные устройства под сорокаметровыми столбами высоковольтной линии передачи, лишив столицу Египта электроэнергии.
Читать дальше )
u_96: (Sniper)
"...Единственным должностным лицом из всех, кто присутствовал в Цхинвале и пытался руководить обороной, был глава Совбеза Южной Осетии отставной российский полковник Анатолий Баранкевич.


Абсолютно беспомощный, не имеющий связи ни с Москвой, ни с ополченцами, которые держали оборону на окраинах... Даже со штабом Сухопутных войск в Москве он связывался через журналистов. Военкор телеканала "ТВ-Центр" Евгений Поддубный по его просьбе передал генералу армии Владимиру Болдыреву сообщение, что возможности оборонять город исчерпаны. После этого секретарь Совбеза взял в руки гранатомёт и вышел навстречу танкам. К этому времени они подходили прямо к КПП миротворческого штаба.

Через двадцать минут полковник подбил первый грузинский танк. Это произошло всего в ста метрах от КПП. Второй грузинский танк сгорел здесь же ещё через десять минут. Его экипаж пытался оттащить подбитую машину, но у той неожиданно сдетонировал боекомплект.


Кадры с обгоревшими танковыми остовами, с вывороченными башнями и обугленными танкистами день спустя обошли все российские телеканалы.


Неизвестно, как бы всё пошло, если бы Баранкевич не сжёг этот танк. Грузины воевали по западным тактическим калькам. Сначала артподготовка, подавляющая противника, потом под прикрытием танков идёт пехота. Если встречается сопротивление, пехота с танками откатывается назад и начинается всё сначала.

Такая модель рассчитана на минимизацию потерь. И серьёзные бои в городских условиях она не предусматривает. Если бы грузины пустили впереди танков штурмовые группы спецназа, то жертв у них было бы в разы больше. Зато город они взяли бы уже в первый день. Однако для Тбилиси это была порочная практика "русского шапкозакидательства". Армия цивилизованной страны, которая готовится к вступлению в НАТО, так воевать не могла.

Штурмовых отрядов, зачищающих город перед входящими танками, не было. А значит, некому было срезать длинной очередью одинокого Баранкевича со старенькой РПГ в руках.

Одним удачным выстрелом глава Совбеза заставил противника оттянуться на окраины Цхинвала. Этим он выиграл несколько часов. А эти несколько часов переломили ход войны."
/ Орхан Джемаль. Хроники пятидневной войны: Мирись, мирись, мирись. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2008 /
u_96: (Sniper)
"...Пока все спали и всё пребывало в покое, голос генерала Таля пронзал бескрайнее пространство холодной пустыни. Комдив говорил сдержанно и взвешено, так что создавалось впечатление, что речь его замедленна. Таль решил убедить высшее начальство (позывной - "2700") в преимуществах своего и генерала Иоффе плана. Обычного кода не хватало и разговор заполнился импровизированными кодовыми терминами. Маленькая лампочка освещала карту, по которой генерал Таль зачитывал закодированные названия населённых пунктов и направлений движения. Звкчало это так, будто они обсуждали план захвата Луны.


Таль: Смотрите, 2700, я хочу пройти вдоль оси Кассиопея к №34, а мой парень из иешивы, знаете вы его, Гаон из Вильно, обойдёт Сталинград и будет наступать на Океан Бурь.

2700: Послушайте меня, 800. Оставьте Океан Бурь Ваал-Шем-Тову и оставайтесь в резерве на Вормсском направлении. Максимум, что вам позволено, наступать на Мехико...

Таль: Мехико? Может, на Пумбадиту?

2700: На Мехико, на Мехико, а талмудистов оставьте в резерве.

Таль: Это ужасная ошибка, 2700. Я бы оставил молельщика из Мезрехии там, где он есть, а наступал бы на Порт-Аллегро с Ваал-Шем-Товом и Гаоном из Вильно и дальше на Пумбадиту.

Спор в радиоэфире закончился только тогда, когда Таль убедил 2700 в том, что план, придуманный им и генералом Иоффе, более целесообразен..."
/ Исраэль Таль - генерал-майор, командир 84-ой танковой дивизии (угда) во время Шестидневной войны 1967 г. Отрывок позаимствован из книги Шебтая Тевета "Танки Таммуза" /
u_96: (Sniper)


Из пропиареной [livejournal.com profile] agent_marge книги воспоминаний Натаниэля Фика, вышедшей на русском языке под названием "Морпехи":


"...24 марта, понедельник, мы медленно двинулись на север, ехали по полям, находившимся рядом с дорогой, пропуская грузовики с продовольствием, ждущие захвата Насирии.

За последние четыре дня мы увидели дюжины раздолбанных иракских машин. Танки, разбитые американскими реактивными самолётами, грузовики и взорванные зенитки валялись на обочинах. Теперь на узкоколейках южного направления мы видели намного больше следов разрушения. Но что-то было не так. Я пригляделся.
"Хрень господня, ганни. Это же "Хаммеры".
На дверях были видны отпечатки окровавленных рук. На лобовых стёклах зияли дыры от пуль. Застывшая кровь, столько крови, я даже не мог себе представить, что в человеческом теле столько крови. Это были плачевные останки Ремонтной роты, которая, повернув не в ту сторону, наткнулась на насирийцев и была почти стёрта с лица земли федаинскими ополченцами. По крайней мере, девять солдат было убито и шесть взято в плен, включая рядового первого класса Джессику Линч. Но в тот день мы знали только одно: в тех "Хаммерах" были американцы, и выглядело это так, что их убили всех до одного.
Мы были в трёх километрах к югу от моста. Казалось, что враг везде: за каждым деревом, каждой стеной, в каждом здании. Я боялся. Впервые в Ираке. Кровь приливала к голове, ноги непроизвольно отбивали чечётку на полу машины. Мои колени поднимались и опускались, как механизм швейной машинки. Во рту было сухо и липко.

Где-то впереди стрекотали пулемёты..." (с)
---
P.S. Подробнее о случае с вышепомянутой Джессикой Линч можно прочитать в моём старом посте «Али Баба, ты мне должен клубничного молока!» (с)
u_96: (Default)
Отрывок из повести Егора Лосева "Война никогда не кончается" (Родился в Ленинграде, в 1976 году. В Израиле с 1990. Служил в ЦАХАЛе, в войсках связи с 1994 по 1997, старшина запаса.):


"...Hа базу мы приехали подавленные, из-за терракта и последующих пробок, опаздали многие. В основном здесь были те, кто служил с нами срочную, но присутствовали и мужики постарше. Все очень обрадовались, мы долго хлопали друг друга по плечам и рассказывали новости. Как будто время отмотали на полтора года назад. Мы долго вспоминали дни нашей службы.

Наконец роту собрали. Временно командовали четыре девятнадцатилетние сержантки. Нашему взводу досталась особенно вредная, по имени Аелет. Она очень старалась "руководить", пока вела нас в каптерку получать форму. Hарод вяло отшучивался. Cобрав взвод, сержантка объявила, она будет командовать до завтра, а перед стрельбищем передаст нас "нормальным" командирам. Потом от нас потребовали составить список личного состава. Народ толпился около стенки склада передавая друг другу ручку, Леха написал свое имя, подмигнул нам и вывел строчкой ниже ивритскими буквами русские слова: "ХОЛОДИЛЬНИК САМОРАЗМОРАЖИВАЮЩИЙСЯ".

В иврите почти нет гласных, поэтому такое выражение является для израильтян зубодробительным, шутка была проверена годами проведенными в израильской школе и каждый раз работала безотказно.

Сержантка, получив лист, начала зачитывать имена, дойдя до “холодильника”, Аелет запнулась, глядя в список, потом осторожно, как человек пробующий лед ногой прежде чем ступить на него, попыталась выговорить "имя":
"Xо-л-длу-нк!" с надеждой подняла глаза, но строй нем.
"Хол-ди-ли-ник!" вторая попытка тоже безуспешна.

Кое-кто уже открыто засмеялся, тогда она сделала страшную ошибку и попыталась прочитать фамилию этого "нерусского" солдата. Сначала попробовала прочитать сходу, но быстро увязла в согласных: "Cморзмрживщсия!"

Хорошо, что мы стояли в третьей дальней шеренге, не видно как нас качало от смеха. Аелед покраснела и снова пошла на штурм непонятной фамилии, на этот раз по слогам: "Смо-рзмрж-ив-йщ-си-я!" выпаливает она с видом человека прожевавщего горстку камней.

Мы сдерживались из последних сил. В соседих взводах перекличка закончилась, народ зинтересованно подтянулся, мы шатались, зажимая рот, позади взвода, местные тоже прикалывались.

Сержантка изподлобья оглядела строй, бурея лицом и попробовала еще раз вернутся к имени: "Хулудиланк!"

Стоявшие сзади попадали в пыль дрыгая ногами, только первый ряд для приличия пытался стоять. Тогда она приняла мудрое решение, прочитать весь список, если кто останется, значит он и есть этот страшный "хулдул..." тьфу, холодильник, короче.

В конце, никто естествено не отзывался и она долго, громко возмущалась и не хотела отпускать нас на обед, но мы просто ее проигнорировали. Резервисты мы, или срочники какие-нибудь!?
Читать дальше )
u_96: (Default)
"Паникеры и трусы должны истребляться на месте". Это цитата из приснопамятного приказа № 227. Сколько вокруг этого приказа было плясок с бубнами - не сосчитать.

"Ах, какой ужас! Ах, как так было можно! Ах, сталинский режим! Ах, кровавая гэбня! Ахахах!.."

При этом звучали апеляции к практике "нетоталитарных армий" - английской и американской. Мол, там ничего подобного ни в жизнь не бывало. И быть не могло. Ибо - "демократия", куё моё, бараньи яйца. Мол, не мог тот же янковский генерал, исходя из понятий военной целесообразности, приказать шлёпать в массовом порядке без суда и следствия своих же солдат и офицеров.

Отвечаю: мог. Запросто.
Читать дальше )
u_96: (Sniper)
В связи со спонтанно вспыхнувшей дискуссией на тему "чего стоят современные Джи Ай?", решил воткнуть сюда в качестве инфы для размышления свой старый пост от 2005-02-17. В конце концов, тогда у этого ЖЖ ещё не было такой груды читателей, как сейчас. Так что для большинства этот пост будет вполне себе даже новым. ;)
--------------------------
Знаменитый американский «Хастлер» Ларри Флинта, это не только порнография.
Вот, например, что можно в нём иногда найти:

Автор очерка: Christian Parenti. HUSTLER, июнь 2004 г.


«Винтовка М-16 висит рядом с узкой раскладушкой. Над ней, на стене – надпись жирными чёрными чернилами: «Али Баба, ты мне должен клубничного молока!» .

Это местная шутка, но она очень хорошо описывает мировосприятие американских солдат здесь, в Багдаде, вонючий подвал дома победы Дональда Рамсфельда. Находясь в капкане грязной жары, без достаточного снабжения и не имея доступа к новостям, солдаты принимают участие в партизанской войне, которую они не хотели, не ожидали и к которой они не были подготовлены. На городских полях боя центрального Ирака «шок и трепет» и все остальные термины «новых принципов войны» заглушаются шумом дизельных генераторов, исламскими молитвами и время от времени выстрелами стрелкового оружия.

Здесь высокотехнологичное оружие, о котором столько говорят бюрократы из Пентагона, абсолютно бесполезно и тяжёлая работа по противоповстанческим действиям делается по старинке – руками. Неудивительно, что большинство американских солдат, находящихся здесь, уставшие, разочарованные и готовы уехать домой.

Полдень и ртутный столб показывает 115 градусов по Фаренгейту. Режиссёр Гарретт Скотт и я внедрены в роту Альфа 3-го батальона 124-го пехотного полка, подразделения Национальной гвардии Флориды, половина которой проходила службу в обычной армии, часто в элитных группах, например в десантных. Как и большинство фронтовых войск в Ираке, большинство из них – белые, но среди них также есть немало афро-американцев и латиноамериканцев. В отличие от большинства боевых подразделений, здесь 65% солдат – студенты, совершившие сделку с армией – отслужить 6 лет в обмен на обучение во Флориде. Обычно это означает, что им время от времени пришлось бы работать в Эверглейдс (национальный парк США) или регулировать дорожное движение во время ураганов. Вместо этого, этих ребят сослали в Ирак и на данный момент они ещё не знают, когда они смогут уехать домой. Их мобилизовали в декабре 2002 года. Они переправились из Кувейта в первый день вторжения и в данный момент занимают разграбленный офицерский клуб Республиканской гвардии, модернистское многоэтажное панельное строение, сделанное из гладкого мрамора и тонированного стекла, которое Джи Ай укрепили фанерой, мешками с песком и колючей проволокой. Получившийся форт гвардейцы с иронией называют своим «клубом».
Читать дальше )
u_96: (Default)
Рассказывает капитан 2-го ранга Б. Дж. Маллэни, командир американского эсминца «Хью У. Хэдли»:

«11 мая 1945 г. «Хэдли» вместе с эсминцем «Эванс» и 4-мя десантными LCS поддержки находился в дальнем радиолокационном дозоре на дозорной станции №15 северо-западнее Окинавы. Хотя официальным командиром дозора был капитан 2-го ранга Р. Дж. Арчер на «Эвансе», но «Хэдли», вошедший в строй только в ноябре прошлого года и оснащённый новейшим радаром, был кораблём наведения истребителей. Потому тактическое командование кораблями было передано мне.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Красочная зарисовка из быта Африканского корпуса Роммеля. Сентябрь 1941-го года. 1-я танковая рота капитана Йоханнеса Кюммеля из 8-го танкового полка 21-й танковой дивизии...


"...Роммель в эти дни бывал повсюду. Несколько раз он приезжал в 8-й танковый полк. Однажды он обнаружил фельдфебеля Крушински, спавшего в окопе с феской на голове. Генерал разбудил фельдфебеля довольно резко и приказал ему лучше следить за своим внешним видом. Совершенно ошеломлённый, Крушински стоял в своём окопе с феской на голове и пытался отвечать согласно уставу. За спиной Роммеля все улыбались, но это не облегчало положения Крушински.
Роммель повернулся к командиру 1-й роты.
- Кюммель, приведите этого парня в нормальный вид...
Тут генерал заметил, что офицер-танкист с коричневым от солнца лицом улыбается от уха до уха. Генерал замолчал. Затем махнул рукой, сказал: "Что за непорядок!", повернулся и быстро пошёл к своей машине, чтобы никто не увидел, что он тоже улыбается.
Часом позже Кюммель проводил беседу с Крушински.
- Послушай, Тони. Так нельзя. Роммелю не доставило удовольствия видеть тебя в этой шапке.
- Больше не повторится, Ханс, - ответил Крушински.
- То есть ты выбросишь её?
- Не совсем, командир. Просто я уже пообещал фельдфебелю Хинрису из штаба Роммеля две кокарды томми, если он будет вовремя предупреждать меня по телефону, когда Роммель снова поедет сюда.
- Хороший способ, - вздохнул Кюммель. - Но я предпочёл бы просто не видеть эту ерунду на твоей голове.
Двумя днями позже 1-ю роту посетил генерал-майор Нойман-Зильков. Очевидно, сети Крушински протянулись и в штаб дивизии, поскольку все были одеты по форме.
Перед отъездом генерал сказал фельдфебелю: "Вы платите Хинрису слишком много, Крушински! Если добудете для меня нашивку "пустынной крысы", я буду сам звонить, чтобы вы могли приготовиться к моему приезду!.."
/ Куровски Франц. Герои Панцерваффе. - М.: Яуза, Эксмо, 2007./
u_96: (Default)
Капитан 2-го ранга Б. Дж. Маллэни, командир американского эсминца «Хью У. Хэдли»:
«11 мая 1945 г. «Хэдли» вместе с эсминцем «Эванс» и 4-мя десантными LCS поддержки находился в дальнем радиолокационном дозоре на дозорной станции №15 северо-западнее Окинавы. Хотя официальным командиром дозора был капитан 2-го ранга Р. Дж. Арчер на «Эвансе», но «Хэдли», вошедший в строй только в ноябре прошлого года и оснащённый новейшим радаром, был кораблём наведения истребителей. Потому тактическое командование кораблями было передано мне. Читать дальше )
u_96: (Default)
Капитан 2 ранга Г. Дж. Армстронг, в 1943-м командир американского эсминца «Спенс»:
«10 ноября западнее островов Трежери в 15:45 «Спенс» заметил спасательный плотик. Я запросил у адмирала Мерилла разрешение проверить, кто это, и получил его. Когда мы подошли ближе, на плотике были замечены несколько тел. Когда он оказался у нас под правым бортом, 7 человек, уже приговорившихся к смерти, начали кричать по-японски. Один, очевидно офицер и пилот, схватил 7,7-мм пулемёт, очевидно, снятый с самолёта. Каждый японец поочерёдно вставлял дуло пулемёта в рот, и офицер нажимал на спуск, разнося вдребезги затылок человека. Первый погибший японец явно не хотел кончать самоубийством. Один человек держал его, пока другой заталкивал ему ствол пулемёта в рот. Все трупы свалились с плотика и быстро утонули на радость акулам. Японский офицер, оставшись один, произнёс короткую прощальную речь, как и положено командиру, а потом застрелился сам. Всё это заняло не более 5 минут».
u_96: (Default)
Участник первого штурма Плевны 8 (20) июля 1877 года, обер-офицер 19-го пехотного Костромского полка Затевахин:
"…Мы то бегом, то залегая за пригорками и отдыхая по четверти или полчаса, всё двигаемся.
Впереди цель наша: редут, редут большой; оказалось потом, что это был Гривицкий редут.
Подошли мы к нему уже к вечеру. Но как подошли? Никто не поверит, что это была за картина; да и сам теперь, когда припоминаешь, не веришь, до того это было сверхъестественно ужасно.
Мы-то бежали с берданками [1], а у них прицел выставлен шагов на 600, да ещё и затвор шарнирный. После выстрела надобно оный вверх и вперёд откинуть, да стреляную гильзу за край подцепить и выкинуть. А гильза-то горячая. Попробуй это быстро, да ещё на бегу сделать!
А турок нас из "пибоди" [2] бьёт. А это ружьё отличное. Мало того, что прицел на тысячу двести шагов определён, но ещё и экстрактор сам так гильзу выбрасывает, что только рыло береги, на сторону отворачивай, чтобы в глаз не попал! И живо!
Стреляли в нас не залпами и не перестрелкою: это не был тот звук, к которому мы привыкли уже в эти несколько часов, с короткими промежутками или моментами утихания, как-то та-та-та-та-та... та... та... потом опять: та-та-та-та; нет, это было несмолкаемое ни на секунду, ни на миг засыпание нас градом пуль от непрерывно действовавших митральез.
Падали грудами; без преувеличения, в два с половиною - три аршина вышины были кучки раненых и убитых..."

/Не смолкает эхо над Балканами. Воспоминания. Письма. Публицистика. Статьи. М. - София. 1988. стр. 134/
-------------------
1. "Стрелковая винтовка обр. 1868 года", чаще называемая "винтовка Бердана №1", оснащённая шарнирным затвором. Калибр 10,67 мм. Скорострельность 5-6 выстрелов в минуту. Носимый стрелком боекомплект - 182 патрона.
2. Винтовка Пибоди-Мартини с качающимся затвором. Калибр 11,43 мм. Скорострельность 9-10 выстрелов в минуту. Носимый стрелком боекомплект - 250 патронов.

...Интересно, Затевахин упомянул стрельбу митральез, как красивый синоним для беглой ружейной стрельбы турок или же у Осман-паши действительно на вооружении были эти французские "адские мясорубки"?.. Если верно последнее, то Затевахин - единственный из мемуаристов русско-турецкой войны и её последующих исследователей, кто об этом факте упоминает.
u_96: (Default)
Лето 1941-го.
Отто Кариус, заряжающий в экипаже танка (чешского производства) Pz.38 (t), 21-ый танковый полк 20-ой германской танковой дивизии:

«…8 июля в нас попали. Мне впервые пришлось выбираться из подбитой машины.
Это произошло возле полностью сожжённой деревни Улла. Наши инженерные части построили понтонный мост через Двину. Именно там мы вклинились в позиции вдоль Двины. Иваны вывели из строя нашу машину, как раз у края леса на другой стороне реки. Это произошло в мгновение ока. Удар по нашему танку, металлический скрежет, пронзительный крик товарища – и всё! Большой кусок брони вклинился рядом с местом радиста. Нам не требовалось чьего-либо приказа, чтобы вылезти наружу. И только когда я выскочил, схватившись рукой за лицо, в придорожном кювете обнаружил, что меня тоже задело. Наш радист потерял левую руку. Мы проклинали хрупкую и негибкую чешскую сталь, которая не стала препятствием для русской 45-мм противотанковой пушки. Обломки наших собственных броневых листов и крепёжные болты нанесли больше повреждений, чем осколки и сам снаряд.
Мои выбитые зубы скоро оказались в мусорном ведре медпункта. Осколки, вонзившиеся мне в лицо, оставались в нём до первых лучей солнца следующего дня и вышли сами собой – как и было предсказано».
/Кариус. О. «Тигры» в грязи. Воспоминания немецкого танкиста. М., 2004, стр. 14/.


Зима 1944-го.
Фадин Александр Михайлович, командир танка Т-34-76, 207-й батальон 22-ой гвардейской танковой бригады 5-го гвардейского Сталинградского танкового корпуса:

«…В ночи разворачиваюсь на перекрёстке налево и с разведчиками на броне двигаюсь по улице Таращи, которая спускается к реке. Подошёл к мосту. Только подумал: «Не обвалился бы», - как с другой стороны реки из-за поворота улицы показалась большегрузная автомашина с большим кузовом. В темноте немцы не заметили остановившийся на противоположном берегу у основания моста наш танк и, выехав на мост с ходу, упёрлись бампером в лоб танка. Шофёр быстро сообразил и выпрыгнул из кабины прямо под мост. Мне оставалось только нажать на спуск пушки, и осколочно-фугасный снаряд, пробив кабину, взорвался внутри кузова, набитого немцами. Фейерверк! Остатки людей падают на лёд, на мост. Я говорю механику: «Петя, вперёд». Передок и мотор сбросили с моста и, по трупам проехав через мост, поднялись по улице. Разведчики соскочили с танка у моста, видимо, отправились мародёрничать – собирать часы, пистолеты. Тогда часов-то не было. Только у командира танка были танковые часы с большим циферблатом…»
/Драбкин А. Я дрался на Т-34. М., 2005, стр. 144/.

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 07:03 am
Powered by Dreamwidth Studios