u_96: (Default)
Сиквел к http://u-96.livejournal.com/1510365.html#comments
---
Вспугнутые приближающимся грохотом дизелей, метались над головой в истерике чайки...

Нельзя сказать, что было жарко, хотя на дворе и значилось лето. Все же Полярный, это вам не Ривьера. Поэтому стоящий у уреза причальной стенки вице-адмирал Головко усиленно кутался в кожаное пальто. Может быть, это было просто нервное. За спиной комфлота такими же кожаными столбиками торчали комбриг Виноградов и дивкомиссар Торик. За ними – традиционный поросёнок, потом – оркестр, а дальше начинались уже подъездные пути и сам Полярный.

Головко молчал. Виноградов и Торик тихо в пол голоса спорили, додумается командир возвратившейся из похода «Катюши» побриться, или как из моря с бородой вынется, так и побежит на берег?

Надо отдать должное командиру К-21. Пусть и кормой, но ошвартовался он лихо…
Read more... )
UPD. Саундтрек для поста. ;)
u_96: ("...За себя и за того парня!" (с))
Отсель http://u-96.livejournal.com/1437007.html
---
Эпиграф:
Какая жалость, что некоторые люди не родились чуть позже и в Америке!
/Владимир Познер/

Лето 1878-го в Додж-Сити выдалось жарким и душным. Забитый под завязку людьми и пригнанным из Техаса скотом город вонял помоями и навозом...

Позади гостиницы кто-то бренчал на банджо и дурным голосом орал: "Шарабан под брезентом - вот такая повозка, если хочешь доехать из Канзаса в Техас. Пусть немножечко тряско и отчаянно жёстко - с нами бог и "винчестер" отвечает за нас!.." Дальнейшие слова заглушил долетевший откуда-то с востока гудок паровоза. Должно быть, это прибывал поезд из Ньютона.

Мельком отметив это обстоятельство, 38-летний мужчина потянулся было за своим брегетом, но не успел.

Часы на здании мэрии пробили пять раз.

«Пять вечера», - подумал мужчина. «Значит, уже скоро…»

…Господи, что он тут делает? Искупает свои грехи? Тогда, какие из них?

Много, ой много накопилось за душой. Славно он погулял, ой славно. Так и просится хулиганская рифма: «Пил, гулял, писал, е…ал». …А может, это кара за судьбу Ари-Ны? Кроткая улыбчивая индианка из племени хупа – её наняли родители в качестве няни. Он любил её безмерно и погубил, пристрастив в итоге к «огненной воде»…

Да нет, вздор это. Он защищает свою честь. Впрочем, свою или Натали? Она, конечно, жена и всё такое. Но ведь первая же вертихвостка на весь Форт-Росс – сколько драл её за то вожжами?!.. Как выяснилось, драл мало. Воистину, "да воздастся вам по делам вашим". Теперь приходится, чтобы обелить собственное имя, стреляться с супружниным хахалем, этим французиком д’Антесом. Ради того, чтобы послать картель этому мерзавцу, пришлось на перекладных добираться сюда, в Канзас, чуть-ли ни с самого побережья Тихого океана.

"Господи, ежели жив останусь - ни на одну фемину, кроме жены, не посмотрю!"

Нет, не в первый раз ему было идти под пули, но сегодняшний случай был особым. Это ощущение пронизывало всё естество, заставляло тело покрываться мурашками, а руки – подрагивать и предательски потеть. Потеть…

Человек судорожно вытер руки о линялую рубашку. Потные ладони, это первый шаг к могиле – так говаривал Билл Хикок, а этот горячий парень из Иллинойса знал, что говорил.
Читать дальше )
---
Возникла мысль: а не забубенить ли мне серию мини-рассказиков про альтернативную Калифорнию. Русскую. ;)

Каких бы персонажей отечественной истории XIX в. вы бы хотели в этих рассказиках встретить?
u_96: (Default)
Волна резко ударила в борт корабля Его Королевского Величества «Жемчужина», заставив людей на квартердеке синхронно качнуться и ухватиться за фальшборт.

- Дьявол, – лейтенант Королевского флота Роберт Мейнард споткнулся о лафет пушки и упал на четвереньки.
- Ыыыыыы!.. – радостно ощерился Эдвад Тич, намертво принайтованный к основанию бизань-мачты, а потому наиболее устойчивый среди всех присутствующих, – Эй, песик! Иди сюда – я дам тебе хорошего пинка!..

Мейнард вспыхнул. Встал, поиграл желваками, шагнул к связанному пирату и замахнулся. Но ударить не успел.

- Стойте, сэр, – в предплечье лейтенанта вцепился некто в съехавшем на бок парике и с лихорадочно блестящими глазами, – Как вы можете?
- Могу по носу, - снова примериваясь кулаком машинально ответил Мейнард, - Хотя, конечно, лучше – в челюсть…
- Я не о том! Вернее – о том! Вернее… Вобщем, как вы можете бить невиновного и беззащитного?
- Чего-чего? – лейтенант испытал не меньшее потрясение, чем когда узнал, что старина Тич в ходе минувшей схватки благополучно перенес и пулю в грудь, и наполовину перерезанное горло, - Кто тут невиновный и беззащитный?!..
- Вот он, – незнакомец отцепился от лейтенантового рукава и ткнул пальцем в фигуру у мачты, - Он – невиновный и…
- По-вашему, известный на все Карибы убийца, насильник, грабитель и главарь пиратов Эдвард Тич по прозвищу Черная Борода - НЕВИНОВНЫЙ?!! – у лейтенанта отвисла челюсть.
- Да, - подтвердил незнакомец, - Невиновный. Поскольку факт наличия присутствия вины в деяниях столь беспардонно вами связанного джентльмена в судебном порядке не установлен. Равно как нет даже малейших признаков проведения следственно-судебных мероприятий с вашей стороны, сэр. Не считать же таковыми погоню и абордаж, верно? В конце концов, по нашим просвещенным временам XVIII века, это вообще абсолютно неэтично - пытаться дать в морду кому бы-то ни было в отсутствие адвоката. Тем более – беззащитному, крепко зафиксированному пеньковым канатом вдоль деревянного бревна, вульгарно именуемого «мачта»… Посему, настаиваю на том, что во имя сохранения и поддержания на должной высоте столь безобразно вами попранного международного авторитета Англии, джентльмен, совершенно бездоказательно вами именуемый «главарь пиратов», должен быть немедленно освобожден. С принесением соответствующих извинений, разумеется. И непременным возмещением морального ущерба. В десятикратном размере.
- Ыыыыыы!.. – подал было голос Тич, но не успел закончить мысль, обмякнув в глубоком обмороке.
- Этот «джентльмен», - Мейнард скривился, - ограбил и потопил десятки кораблей. Не оставляя в живых никого из членов экипажей…
- То есть у вас де-юре и де-факто нет ни одного свидетеля, - сделал быстрый вывод незнакомец.
- Он брал в заложники ради выкупа женщин и детей…
- Во-первых, это наговор. Во-вторых, вот до чего может довести честного человека экономический кризис. Позор правительству, допустившему это!
- Он был схвачен на борту пиратского корабля...
- Его туда подбросили!
- ...С оружием в руках.
- Вложили в руки, пока спал.
- Он не раз под черным флагом выходил в море…
- Это всего-лишь влияния дурной компании.
- …С заткнутыми за пояс пистолетами и саблей наперевес,..
- Его заставили!
- …Чтобы лично рубить головы пленникам.
- Как вам не стыдно? – незнакомец прищурился, - Вы против свободы самовыражения?

Мейнард ничего не ответил, так как впервые столкнулся со столь необычным взглядом на бандитизм.

- Я настаиваю,.. – тем временем повторил незнакомец и притопнул башмаком по палубе в знак серьезности своих намерений. Подумал и добавил, - …Настаиваю от имени втоптанной вами в грязь чести Англии, лейтенант. Немедленно освободите несчастного!
- Дьявол, - второй раз за сегодняшний день сбогохульничал Мейнард чувствуя себя, как после контузии. – Да кто вы такой, разрази вас гром?
- Правозащитник, с вашего позволения, – представился незнакомец, гордо подбоченясь, – И – адвокат!
- Надеюсь, это не заразно? – после долгого задумчивого молчания поинтересовался лейтенант.
- Разумеется – нет, - фыркнул правозащитник.
- Отлично, - просветлел лицом Мейнард. Потом шагнул вперед и выдал свой коронный хук. В челюсть.
- Ыыыыыы!.. Фто вы делаете?! – правозащитник с ужасом ощупал остатки зубов.
- Видите ли, милейший, - лейтенант подул на костяшки пальцев, - Кое в чем мы с вами - коллеги. Я тоже за свободу самовыражения. В некотором смысле...
- Ай! – второй крюк у Мейнарда удался не хуже первого, - Фы не фмеете!..
- Да-да, - понятливо кивнул лейтенант, - Я помню, что неэтично бить морду без адвоката.
- Ой!..
- Но вы-то, хвала небу, адвокат, верно? Так что все учтено.
u_96: ("...За себя и за того парня!" (с))


Щелчок закрывшейся двери за спиной прозвучал резко. Как выстрел. В висок.

Министр обороны невольно съежился.

- Ну же, Дик, хватит торчать в дверях, - восседающий за столом президент махнул рукой, - Иди-ка сюда, дружище.
- Да, сэр? – министр обороны подобрался и сделал шаг вперед.
Президент сложил руки домиком и поверх получившегося сооружения угрюмо посмотрел на гостя:
- Теперь, когда мы отбоярились от прессы, Дик, самое время твоему боссу узнать главное. Я хочу услышать, как все было… на самом деле.

Министр обороны осторожно пристроился в кресле напротив президента. Молча положил на полированную поверхность стола свой бювар. Тяжело вздохнул. И только потом начал говорить:
- Сэр, сначала все шло четко по плану. В 2 часа ночи мы объявили «красную тревогу» и через десять минут выпустили по противнику свои первые МБР. Еще через восемнадцать минут НОРАД предупредило об ответном ударе. Хотя слово "удар" тут вряд ли уместно... С учетом количества и качества той рухляди, что состоит на вооружении российских РВСН... Впрочем, я продолжу, сэр. Наши заранее развернутые системы ПРО сумели перехватить и уничтожить все до единой русские боеголовки…
- Дик, – президент поморщился, - Не надо мне хвастаться тем, что я и без тебя знаю. Что произошло потом?
Читать дальше )
u_96: (Default)
...От tsushima1905.

u_96: (Sniper)


Йо-хо-хо!.. Посмотрел я на сей шуш, да и подумалось мне, а не написать ли продолжение поста "Вот так и рождаются легенды..."? ;)
u_96: ("...За себя и за того парня!" (с))
Снег на Рождество выдался матёрый, хрусткий – загляденье, а не снег!

Горожане важно фланировали по Невскому, красуясь новомодными парижскими нарядами и степенно раскланиваясь со знакомыми. Детвора на Васильевской стрелке споро лепила пятиаршинную снежную бабу. Торчащий за колонной Фондовой биржи городовые сонно взирали на эту стройку, время от времени теребя заиндевевшие усы. За Ростральными колоннами громыхал чем-то дворник и матерно мечтал вслух о горячем сбитне…

Одним словом, над столицей империи витало некое всеобщее умиротворение, что так любит снисходить на русские города в канун длинных праздников.

…Тем же временем мимо громадных витрин магазина братьев Елисеевых, что на Невском проспекте, деловито прошагали двое. Судя по внешнему виду - офицеры.

Собственно, ничего не мешало им взять авто… Но предмет их беседы был слишком приватен, чтобы обсуждать его под назойливое тарахтение мотора.
Читать дальше )
u_96: (Default)
«Танк, предназначенный для действий совместно с пехотой (конницей) и в составе самостоятельных танковых соединений, должен быть один. Для этой цели необходимо разработать два типа танков: один чисто гусеничный и другой – колёсно-гусеничный. Всесторонне испытать их в течение 1939 г. и после этого принять на вооружение взамен БТ и Т-26 тот, который будет отвечать всем требованиям».
/Из докладной записки наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова, поступившей на имя Председателя СНК СССР В.М. Молотова. Март 1938 г./

***

Небо над Кремлём было низким и каким-то тускло-голубым. Можно даже сказать – блеклым. Впрочем, каким же ему ещё быть майским вечером?

…У него с давних пор побаливала нога. Поэтому, не желая при всех демонстрировать свою слабость, он при ходьба ступал подчёркнуто мягко. Словно к кому-то подкрадывался. Вот как сейчас…

Он отстранился от окна и повернулся. Ткнул изгрызенным чубуком трубки в сидевшего у дальнего конца стола военного:
- Товарищ Павлов, вас ведь чуть ли не вчера назначили начальником Автобронетанкового управления, так?
- Товарищ Сталин, я… - военный, не переставая вытирать платком обильно потеющую бритую голову, попробовал что-то сказать. Но нетерпеливый жест генсека оборвал его на полуслове.
- Так вот, товарищ Павлов. Вы на посту начальника АБТУ – всего ничего, а уже берётесь рубить с плеча то, что другие люди придумывали и делали годами.

«И где теперь эти люди?», - едва не ляпнул комкор Дмитрий Павлов. Но сдержался. Бросаться хлёсткими фразами в лицо вождю было крайне чревато. Поэтому Павлов сглотнул, спрятал носовой платок и сказал совсем другое:
- Товарищ Сталин, моё предложение основывается на…

И снова генсек не дал комкору договорить:
- …Я рад, что ваше предложение на чём-то всё же основывается. – это прозвучало очень едко и сухо. Так сухо, что Павлов вздрогнул, словно от удара плетью.

А Сталин меж тем продолжил свою филиппику:
- Вы вообще отдаёте себе отчёт, ЧТО вы предложили Комитету обороны? Я могу понять возражения против колёсно-гусеничного хода, но вот всё остальное… Наклонная броня, пушка в 76 миллиметров, дизель, единый движитель, вездеходность за счёт… Вы… Вы же хотите сделать из танка даже не Мюр-и-Мерилиз, а какой-то аттракцион! Нам что? Мало было фантазёра Курчевского, разбазарившего миллионы на свои безоткатные мыльные пузыри?

Начальник АБТУ опустил глаза и почувствовал, как по спине побежали мурашки. Отстранённо подумал: «А ведь Курчевского-то шлёпнули.. Всё. Теперь точно не помилует».

Так страшно Павлову не было даже в далёком 23-м, когда он под Ходжентом угодил в окружение басмачей курбаши Турдыбая. Видимо, именно это чувство – страх обречённости и заставило комкора, как загнанную в угол крысу, броситься в контрнаступление.
- Товарищ Сталин!.. – комкор под тигриным взглядом вождя вытянулся по стойке «смирно». Щёлкнул каблуками. Напористо зачастил: -…Можно по-прежнему надеяться на колёса и гусеницы, но в современных условиях ведения войны только мой проект обеспечит соответствие наших танков выдвигаемому Наркоматом обороны техзаданию!

На мгновение в кабинете вождя повисла липкая, обжигающая нервы тишина.

- Вы всё сказали? – лишённым какой-либо интонации голосом, наконец, поинтересовался Сталин.
- Никак нет, товарищ Сталин. Не всё. – Павлов заметил вопросительно приподнятую бровь вождя. Поспешил добавить: - Мы дорого заплатим за выпуск недостаточно боеспособных машин…

Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) ничего на это не ответил.

Словно и не было в кабинете никакого трясущегося от возбуждения начальника АБТУ, Сталин уселся за стол. Достал из верхнего ящика чёрно-зелёную коробку папирос «Герцеговина Флор». Извлёк три штуки. Не торопясь, раскрошил их в чашку своей трубки. Умял табак. Чиркнул спичкой. Прикурил. И только тогда неторопливо проговорил:
- Вот что, товарищ Павлов. Пусть харьковчане попробуют прикинуть на ватмане, что можно извлечь из вашей идеи. Если выйдет что-то стоящее, то к зиме следующего года вы представите два опытных образца на госиспытания. За это вы, товарищ Павлов, будете перед партией и страной ОТВЕЧАТЬ ЛИЧНО. – последние слова Сталин недвусмысленно выделил. - Вам всё понятно?
- Так точно, товарищ Сталин!
Читать дальше )
u_96: (Default)
Май 45-го пах смертью. И гарью.

***

Ночь, последняя ночь многолетней войны тянулась мучительно долго как застарелая болезнь. Тянулась и всё никак не хотела кончаться. Солнышко словно боялось выглянуть из-за виднокрая, не желая узреть то, что сотворили с землёй эти пасынки природы - люди...

Тем не менее света хватало. Даже не света - огня. Рукотворного, яростного, беспощадного.

Стоящий на границе огня и тьмы человек провёл рукой по своим рано поседевшим волосам. По лицу. Взглянул на руку. Копоть. Она была сейчас всюду.

Позади, за спиной, воздух рвали надсадно бухающий гром и огненный плети вспышек. Там гремело и клокотало так, что не открой человек рта - оглох бы навсегда.

То было позади, а впереди... Впереди была смерть.

Впереди, не так уж и далеко, пламя жадно пожирало человеческие жилища... Последнее или как сказал бы его прапорщик "остатнее" логово врага корчилось в пожарище.

В голове человека мелькнуло старое, многократно сказанное и писанное, но от этого вовсе не потерявшее свой блеск: "Кто с мечом к нам придёт, тот от меча и погибнет!"

"И погибнет..."

Яркие отблески зловеще высвечивали окрестности, тоже не так давно превратившиеся в пепелища.

Копоть. Всюду копоть. Сгоревшие леса, города, сёла, степи...

Война. Война, которая ещё не кончилась.

Человек машинально вытер руку о грудь - под пальцами звякнуло. Прохладный металл. Награда. Сколько она у него? Да почитай что давно. Аж - с 37-го, кровавого...

Пора, пора всё это кончать.

Человек вскинул наскоро оттёртую от копоти руку. Тут же застучали подковы подлетевшего верхом рассыльного.

- Всё. Время!..

Рассыльный понятливо кивнул и сгинул.

Сгинул, чтобы через мгновение вернуться лязгом, фырканьем, рёвом и дрожью земной. Войско убитое, растерзанное, воскресшее, превозмогшее нечеловеческой мощи врага, прошедшее с боями пол мира, лавиной покатилось вперёд.

Последний удар.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Часть первую см. тут.
Часть вторую см. тут.
Часть третью см. тут.


Помпей помедлил, испытывая непреодолимое желание вышвырнуть эту настырную старушенцию вон из своей палатки. А потом велеть бичевать, живьём содрать кожу и...

Стоп. По этой дорожке уже разок прошёлся Кепион и ничем хорошим эта прогулка для римлян не кончилась.

Да, он, проконсул Римской республики, испытывал сейчас невиданное унижение. Мало того, что снизошёл до сношений с разбойниками как с равными ему, так ещё вынужден вести переговоры с какой-то старой горбуньей. Старухой без роду, без племени, без состояния. По виду - так вообще нищенкой.

О, лары, что скажут на это в сенате?!..

Будь проклято слово "вынужден". Да, да, да! Он ВЫНУЖДЕН! Другого выхода нет.

Проконсул закрыл глаза и стиснул зубы так, что на скулах заиграли желваки. Подумал зло: "Если только эта кляча продолжит мне щериться в лицо..." Коротко взглянул из-под прищуренных век. Бабка уже не улыбалась. Тогда он медленно выдохнул и только потом выдавил из себя:
- Я хочу мира...
Горбунья медленно кивнула. Но ничего не сказала в ответ.
- Я хочу мира, - чуть громче повторил Помпей, опасаясь, что его собеседница страдает глухотой. - Чего хотите вы? Сохранить свои жизни?
- И - свободу. - отчётливо сказала старуха.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Часть первую см. тут.
Часть вторую см. тут.


Последующая неделя была скучна до безобразия.

Стороны явно остерегались делать резкие телодвижения. Если не считать самоубийственной попытки десятка пиратских судёнышек прорваться под покровом темноты к Геллеспонту, то больше никаких заметных событий не происходило...

Кепион, заинструктированный Помпеем по самое "не могу", усердно громоздил на перешейке вокруг своих легионов укрепления и монтировал метательные машины.

Часть кораблей давно нуждалась в ремонте, а их команды - в отдыхе. Проконсул подумывал было использовать для этого памфилийский Сиде или более далёкий ликийский Ксант, но наварх Лукий Корнелий Сисенна отыскал к востоку от Каракекессиума совершенно роскошные пляжи. Теперь ежедневно туда уходили 20-30 римских кораблей. Под берегом они разворачивались и, под сдавленное пыхтение команд, кормой вперёд вытаскивались на сушу...

В итоге затянувшуюся идилию нарушил... разумеется наместник Азии. Не иначе как у него при мысли о соседстве с Помпеем начиналась чесотка.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Часть первую см. тут.


Три дня стороны зализывали раны.

На четвёртый с башен Коракекессиума увидели как на севере у подножия нагорья Ташели вниз по серпантину катится длиннющий столб пыли. Это наместник Азии Кепион торопился к месту событий со своими 3 легионами.

Впереди, как и положено, двигался авангард из лёгкой пехоты и конницы. Следом маршировали квартирмейстеры, военные строители, преторианцы охраны наместника, сам наместник, его свита, конные турмы, мулы с разобранными осадными машинами, легаты, трибуны, префекты вспомогательных частей, аквилиферы с легионными орлами, вексиларии, музыканты, легионные когорты, вспомогательные когорты. Последним пылил арьергард. Впритык за арьергардом тащились жёны, любовницы и слуги офицеров, маркитанты и маркитантки, скупщики рабов, гадатели с предсказателями, кухарки, прачки, высокооплачиваемые куртизанки и просто дешёвые давалки.

Всё это многолюдие и многоножие топало, болтало, пело, ругалось, орало, звякало и производило ещё множество самых разнообразных шумов, порождая в окружающих горах умопомрачительное эхо.
Читать дальше )
u_96: (Default)


Ещё не пришли мы к Кабирам, ещё не окончен наш спор.
И норны-старухи ещё не решили твоей судьбы, о Боспор!..


...Прямо скажем, это было весёленькое время для Римской республики. Предшественницу ослепительнейшей Империи метало и рвало. Метало в разные стороны. Преимущественно в те, где что-то по мысли консулов и сенаторов плохо лежало. И рвало своей и чужой кровью в многочисленных войнах, войнушках и войнищах. Междуусобные дрязги, проскрипции, затяжная резня за мировое господство с хитроумнейшим царём Понта Митридатом Евпатором, бои в Испании... И, конечно, Спартак!!!.. Избиение бессов с дарданами. Разбойники с Крита вдребезги разносят Марка Антония... Мда, лихое было время...

...Пользуясь тем, что все свои силы Сенат бросил против Митридата, киликийцы, сицилийцы, критяне, киферяне в конце 70-х гг до н.э. устроили на Средиземном море такой сезон охоты, что пресловутые пираты Карибского моря удавились бы от зависти. Воды Ойкумены бороздили тысячи пиратских кораблей. От мощных пентер и стремительных либурн до утлых фелюк. Античное "береговой братство" объединяло больше 400 прибрежных городов в Сицилии, Крите и Малой Азии, предоставляя пиратам базы, пополнение и места перепродажи добычи. Наглость разбойников была неописуема. В какой-то момент их десанты парализовали даже знаменитую Аппиеву дорогу, а вся эскадра сицилийских квадрирем выбросилась на берег при виде лишь 4 (!) пиратских галер. В другой раз неожиданный рейд античных флибустрьеров кончился сожжением консульского флота прямо в гавани Остии...

...Первыми на абордаж всегда бросались головорезы малоазиатской Киликии - жаркого края гор, лесов и чертовски удобных бухт. Алчным, безудержным ураганом проносились они по чужим палубам и берегам...

Пираты. Они стали спасителями Рима, когда в нарушение договора не переправили армию восставших рабов на Сицилию. Теперь же они грозили стать могильщиками Рима, накрепко пережав все морские артерии республики.

А потом пираты ещё и сговорились с Митридатом.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Эпиграф:
Какая жалость, что некоторые люди не родились чуть позже и в Америке!
/Владимир Познер/

Лето 1878-го в Додж-Сити выдалось жарким и душным. Забитый под завязку людьми и пригнанным из Техаса скотом город вонял помоями и навозом...

Позади гостиницы кто-то бренчал на банджо и дурным голосом орал: "Шарабан под брезентом - вот такая повозка, если хочешь доехать из Канзаса в Техас. Пусть немножечко тряско и отчаянно жёстко - с нами бог и "винчестер" отвечает за нас!.." Дальнейшие слова заглушил долетевший откуда-то с востока гудок паровоза. Должно быть, это прибывал поезд из Ньютона.

Мельком отметив это обстоятельство, 38-летний мужчина потянулся было за своим брегетом, но не успел.

Часы на здании мэрии пробили пять раз.

«Пять вечера», - подумал мужчина. «Значит, уже скоро…»

…Господи, что он тут делает? Искупает свои грехи? Тогда, какие из них?

Много, ой много накопилось за душой. Славно он погулял, ой славно. Так и просится хулиганская рифма: «Пил, гулял, писал, е…ал». …А может, это кара за судьбу Ари-Ны? Кроткая улыбчивая индианка из племени хупа – её наняли родители в качестве няни. Он любил её безмерно и погубил, пристрастив в итоге к «огненной воде»…

Да нет, вздор это. Он защищает свою честь. Впрочем, свою или Натали? Она, конечно, жена и всё такое. Но ведь первая же вертихвостка на весь Форт-Росс – сколько драл её за то вожжами?!.. Как выяснилось, драл мало. Воистину, "да воздастся вам по делам вашим". Теперь приходится, чтобы обелить собственное имя, стреляться с супружниным хахалем, этим французиком д’Антесом. Ради того, чтобы послать картель этому мерзавцу, пришлось на перекладных добираться сюда, в Канзас, чуть-ли ни с самого побережья Тихого океана.

"Господи, ежели жив останусь - ни на одну фемину, кроме жены, не посмотрю!"

Нет, не в первый раз ему было идти под пули, но сегодняшний случай был особым. Это ощущение пронизывало всё естество, заставляло тело покрываться мурашками, а руки – подрагивать и предательски потеть. Потеть…

Человек судорожно вытер руки о линялую рубашку. Потные ладони, это первый шаг к могиле – так говаривал Билл Хикок, а этот горячий парень из Иллинойса знал, что говорил.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Роковой 1941-й год закончился. Год 1942-й только начинался, но уже обещал быть крайне богатым на неожиданности...

Родившийся где-то над просторами Тихого океана бриз с резким щелчком развернул громадное сине-бело-красное со звездой полотнище над стоящим на рейде линкором и понёсся дальше – гонять пыль по улицам Вальпараисо. На большее сил у ветра не хватило. Серая туша «Альмиранте Латорре» даже не дрогнула, придавленная к воде титаническим весом брони и орудий.

- Буэнос диас, сеньорес.
- О, Фернандо, амиго, присоединяйтесь. – старший помощник Хуан Карлос Гомес скрипнул креслом и гостеприимно улыбнулся только-только сменившемуся с вахты офицеру. Тот благодарно кивнул. Блеснув в свете плафонов двумя узкими лейтенантскими полосками на рукавах, прошёл вглубь салона.

…Несмотря на распахнутые иллюминаторы, дышалось в помещении с трудом. Дело было вовсе не в климате - на термометре держались обычные для здешнего января +18 градусов. Дело было в длиннющих кубинских сигарах. Стоили они ого-го, но дымить чем-то более дешёвым офицеры флагмана чилийского флота считали для себя просто недостойным…

Не успел лейтенант Гонсалес опуститься на диван, как перед ним тут же из клубов табачного дыма возник стюард. Подумав, Фернандо попросил «чего-нибудь такого внутрь» и получил рюмку крепкого писко. Потом лейтенанту принесли объёмистый хьюмидор. Сигару Гонсалес выбрал сам. Щёлкнула серебряная гильотинка, чиркнула спичка. Теперь можно было по-настоящему расслабиться. Лейтенант потянулся, крякнул от удовольствия, утонул в никотиновом аромате. Прислушался.

Говорили в салоне, разумеется, о войне. Во-первых, о том, как хорошо, что Чили так в неё и не влезла. Во-вторых, речь шла о США и Японии.

- …Дьябло! - штурман в ярости рванул тесный ворот сорочки.
Услышал демонстративное покашливание старшего помощника и добавил заметно тише:
- Прошу прощения, компаньерос, но я не могу понять. Просто в голове не укладывается, как такое могло случиться.
- Да, да, это просто безумие. – подхватил кто-то.
- …Чтобы маленькая островная страна напала на громадную континентальную державу? Бред! – продолжал горячиться штурман.
- Ну, почему же бред? – старпом прищурился. - Всё вполне логично. У одних – богатство, у других – нужда. У одних - металлы и топливо, у других – пустой карман. Вполне логично, что когда первые перестают поставлять вторым руду и нефть, вторые оказываются на грани национальной катастрофы. Чем же это не повод для нападения нищих на богатых?
Читать дальше )
u_96: (Default)
Просили?.. Получите! ;)
---
Весеннее солнце медленно падало за виднокрай...

В лето 6495-е от сотворения Мира, как и за сотни лет до того, с Днепра тянуло сыростью. Великий князь Киевский Владимир Святославич поплотнее запахнулся в медвежью шкуру и задумчиво уставился на потолок. В горнице княжеского терема повисла тишина. Только откуда-то из-за Боричева взвоза доносилось приглушённое мычание - пастухи в предверии сумерек гнали скотину с выпасов по домам...

Скрип половицы под чьим-то застоявшимся юфтевым сапогом заставил князя отринуть сонную одурь:
- Ну, дядюшка, чего ещё глаголить станешь?

Высокий и массивный как дуб воевода Добрыня приосанился, засунул большие пальцы рук за украшенный серебрянными бляхами пояс и лишь тогда продолжил свою было прерванную из уважения к князю речь:
- А чего тут ещё глаголить, княже? Всё ж и так понятно.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Да, это было где-то тут. Вот так, наверное, тогда, в 1812-м тут и стоял Великий Корсиканец. Высился в своей легендарной треуголке, соединив руки за спиной, стиснув зубы и глядя вниз. В нетерпении покачиваясь с носка на каблук и обратно. А упёртые Иваны всё не несли и не несли ему ключ от своей столицы. Иваны – они такие, да. Унтерменши, что с них возьмёшь?

…Фюрер, а по совместительству - рейхсканцлер, верховный главнокомандующий и живой бог Германии с Воробьёвых гор смотрел на Москву...

Утро выдалось солнечным и по выглядывавшим то тут то там куполам церквей скакали весёлые яркие блики. «Надо же, а мне докладывали, что комиссары снесли все храмы…» - мысль промелькнула по задворкам сознания Великого Арийца и потерялась в череде других, куда более насущных. Более важных.
Читать дальше )
u_96: (Default)
Меня упросили попробовать написать "что-нибудь фантастическое, но про войну". Попробовал. Получаться стало нечто странное... Не судите строго - это пробный шар. :)

- Вы бы видели эту курочку! - сержант Энди Джок по прозвищу Курощуп мечтательно закатил глаза и застонал так, что даже на время заглушил канонаду. - Её задница была похожа на спелую грушу!..
- Была такой же формы?
- Нет, такая же сочная! Аппетитно - спасу нет. Я весь слюнями изошёл, пока из трусов вылезал.

"Всегда одно и тоже", - лениво подумал лейтенант Дик Филимонофф, отводя взгляд от Курощупа. "На передовой мы вспоминаем о бабах, жратве и выпивке. Потом, если уцелеем, жрём, пьём и трахаемся, вспоминая передовую. И так - по кругу. Всегда. Навсегда. Потому что мы - солдаты. Воители. Защитники, мать вашу..."

Филимонофф не добавил к последней мысли слово "Родины". Здесь и сейчас они дрались вовсе не за Родину. Они воевали за куда более осязаемое понятие. За деньги. Они были наёмниками.

- Прошу прощения, сарж, - прервал Курощупа рядовой Баттерфляй, известный на всю роту своей воспитанностью и безбожной склонностью передёргивать в карты. - Но если вы не прекратите, я сейчас кончу. И тем самым утрачу боеготовность.
Много букофф )

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios