u_96: (Default)
[personal profile] u_96
На улице душно и пасмурно, а значит что?.. Правильно. Значит снова пора вспомнить об Италии.

На четвёртый день нашего прибывания в этой бого- и папоспасаемой стране мы поднялись ни свет-ни заря. Молниеносно позавтракали в нашем римском отеле и рванули на Roma Termini railway station. В гости к Firenze. То бишь - во Флоренцию.

У вокзала суетился дежурный карабинер по прозвищу "папаша Джузеппе". Подносил багаж старушкам, раскланивался с монашками и давал ценные указания всем прочим...






Состав подали вовремя.


Кое-как загрузились. Кое-как тронулись, пребывая после вчерашних гуляний в совершенно сомнамбулическом состоянии.








Так в этом самом состоянии и чих-пыхали до нужной остановки, мутно обзирая пейзажи и пятой точкой постигая дао внутривагонопросветления. :)

Ехали-ехали и вдруг - бац! - приехали.


Высыпали на перрон, вдохнули воздух Тосканы и едва не подпрыгнули от неожиданно бурного "пыщщщщщ!!!" над ухом. shewolf_org, знаток всего на свете, немедленно пояснил, что это, мол, сработала пневмоподвеска у местного подвижного состава. Возражений на это со стороны местного подвижного состава не последовало, так что мы двинули-таки дальше. Не спеша и вкрадчиво, так как некоторых по инерции всё ещё клало на борт. ;D


Флоренция! Флоренция!.. Говорим "Флоренция" - подразумеваем "Данте". И наоборот.

"...Per salire al monte.
Dove siede la chiesa che soggioga
La ben guidata sopra Rubaconte,
Si rompe del montar l'ardita foga
Per le scalee che si fero ad etade
Ch'era sicuro il quaderno e la doga.
Purg. С. XII34

Эти слова Данте высечены на камне в начале высокой лестницы, поднимающейся от ворот Флоренции к Сан Миниато. Другие места Флоренции, названные в "Божественной комедии", также отмечены плитой и надписью, содержащей стих Данте. Но нигде итальянский странник не вспоминает с таким волнением, как на этой лестнице, о великой душе, которая жила земной странницей в Италии, "che vivesse in Italia peregrina" (Purg. C. XIII). Образ Данте - это прежде всего образ странника; каждая итальянская дорога напоминает нам дороги его изгнаннических скитаний, каждое восхождение под небом Тосканы заставляет вспоминать путь, которым он шел на гору Чистилища. Мы что-то повторяем вслед за ним, когда медленно поднимаемся по бесконечным каменным ступеням между двух рядов старых кипарисов. И, взойдя наверх к Сан Миниато, мы останавливаемся и невольно глядим назад. "Там сели мы оба, обратившись лицом к востоку, в ту сторону, откуда поднялись, - ибо всякий с удовольствием смотрит на пройденный путь". A seder ci ponemmo ivi amendui Volti a levante ond'eravam saliti, Che suole riguardar giovare altrui. (Purg. С. IV)

Церковь Сан Миниато и ведущую сюда лестницу Данте называет в двенадцатой песне "Чистилища". Он приводит ее затем, чтобы показать, как высоки и трудны для смертного были лестницы, иссеченные в склонах священной горы. Вспоминая ее, он опять вспоминает свою Флоренцию. В то время, когда складывались эти строки, он мысленно был здесь, у Сан Миниато. Его душевный взор летел отсюда над мостом "Рубаконтэ" и над всем городом, имя которого его горькая ирония скрывает в словах "la ben guidata". Так это место поэмы доводит до нас горечь разлуки, испытанную Данте, и силу его мечты увидеть снова Флоренцию с высот Сан Миниато. Ему не суждено было дожить до такого счастья - счастья, которое стало слишком легким достоянием каждого из нас. Мысль об этом должна всегда сопутствовать, как тень былой великой печали, даже нашим обычным вечерним прогулкам на площадке вокруг бронзового Давида.

Нынешняя Флоренция, видимая от Сан Миниато, мало чем похожа на ту, к которой летело когда-то воображение Данте. За шестьсот лет не переменились в ней лишь Сан Джованни, лишь этот мост "Рубаконтэ" или "алле Грацие", да еще высокие темные стены францисканской церкви Санта Кроче. За мостом и вокруг церкви все стало другим, все говорит о новых столетиях и новых людях. Видя краснеющие купола собора и Сан Лоренцо, мы задумываемся над сложной и превратной судьбой города, над его великолепной жизнью и над славой его бесчисленных гробниц. И все-таки сердце подсказывает, что эта Флоренция, та самая Флоренция Данте, святыня, - за которую он мог положить свою душу, суровую и нежную. В ней что-то навсегда осталось от тех времен, в чистоте и строгости ее очертаний, в синеве ее блаженной долины, в изгибе Арно, текущего с гор Казентина. Она запечатлевается отсюда в одном взгляде, памятном и хранимом потом на всю жизнь. Нет, кажется, человека, в ком этот хорошо известный "общий вид" Флоренции не пробуждал бы чувства близости к высшей, чем земная, красоте.

Упоминая лестницу, ведущую к Сан Миниато, Данте говорит, что она была построена тогда, "когда государство верно держало всему счет и во всем меру". Данте обращался мыслью к прошлому, потому что оно воплощало для него мечту о добром правлении. Но вот пришло время, когда его век сам сделался прошлым - прекрасным и сияющим, как утренняя звезда. Для нас не важно, что "черные" гвельфы дурно управляли Флоренцией и что много достойнейших граждан было изгнано ими вместе с Данте и вместе с ним обречено на "горький хлеб и крутые лестницы" чужих домов. История не помнит такого зла, век политической страсти недолог. Время бледнит самые яркие краски событий и заглушает самые шумные споры. Политические заботы и чувства гражданина занимают много места в поэме Данте. Их точный живой смысл утрачен для нас, но никогда не исчезнет питавшая их энергия страсти. Распри гвельфов и гибеллинов, дела Черки и Донати вошли в величайшее из всех написанных на земле произведений поэзии. В его вечном свете потонула темная сторона вещей, правое слилось с неправым, доброе со злым. Стих Данте дал всему равное бессмертие, невзирая на то, что было вложено в него, - проклятие или благословение.

Нынешнему читателю "Божественной комедии" названия мест, связанных с судьбой поэта, имена людей, с которыми он встречался, упоминание событий, которых он был свидетелем или о которых он слышал, внушают особенное, глубокое очарование. Вместе с ними в суровую и беспощадную тему поэмы вливаются притоки, берущие свое начало в жизни. На минуту тогда отходят жгущие воображение видения Ада или Рая, чтобы дать место образам, рожденным в мире и миру возвращаемым. Как раз такие строки больше, чем что-либо другое, сделали творение Данте народным. Италия вошла в него не как героический сюжет, не как пафос поэмы. Она была неотступно подле поэта во всех его мистических странствиях, наделяя его сравнениями, возбуждая воспоминаниями, давая вымыслу силу правды и слову зримую красоту.

Благодаря этим строкам "Божественная комедия" как-то слилась с Италией. Без нее неполно все, что узнает здесь путешественник, и без Италии ее терцины не перескажут самой заветной их прелести...//...Есть общее в том, как воспринимается Флоренция, с впечатлением от чтения "Божественной комедии". В обоих та же стройность - стройность великолепного дерева, - та же отчетливость и завершенность, та же гениальная легкость в великом. Камни Флоренции, так кажется, легче, чем камни, из которых сложены другие города. Происхождение и природа слов Данте кажутся иными, чем происхождение и природа обыкновенных человеческих слов. В самом коричневатом цвете здешних дворцов есть высшее благородство, - плащ такого цвета был бы уместен на плечах короля, скрывшего свою судьбу под судьбой странника. И подобно тому как бесконечную нежность внушают эпизоды, включенные в суровую повесть Данте, так трепетную прелесть приобретают иные минуты, скользнувшие в строгом и простом течении флорентийской жизни.

***

Флоренция была колыбелью кватроченто и его саркофагом. В других итальянских городах путешественник встречается с накоплениями различных исторических эпох, то резко отрицающих друг друга, как в Риме, то странно примиренных, как в Венеции. На улицах Флоренции призрачно все, что было до начала XV столетия; ее "исход" лишь грезится нам над страницами священной книги Данте. Фрески учеников Джотто вмещают такую слабую жизнь рядом с излучающими все силы жизни творениями художников кватроченто. В них вошла целиком судьба чудесного города, и "двери будущего", по выражению Данте, оказались закрытыми. Еще столетие самоуничтожающей борьбы, еще несколько ярких событий, трагических бедствий, монументальных фигур, едва успевающих прикрыть неотвратимое угасание, - и Флоренция перестала существовать. Три века новой европейской истории растаяли в лучах единственного века, который поглотил всю ее энергию. Они едва коснулись ее старых камней, покрывая их золотом и чернью, драгоценным убором времени..."
/П.П. Муратов, "Образы Италии"/

Не обижайтесь на размер цитаты. Я ведь уже предупреждал, что буду к месту и ни к месту озвучивать Муратова, верно? ;) Его тексты столь же великолепно подходят к атмосфере старых итальянских городов, как херес Oloroso к дичи. Впрочем, если вас тоже занесёт во Флоренцию, то порекомендую в качестве аперитива к Муратову листануть "Повседневную жизнь Флоренции во времена Данте" пера Пьер Антонетти - http://www.flibusta.net/b/247185. Поверьте - получится тоже очень гармоничное сочетание.

А мы тем временем уже вышагиваем по гулким колодцам флорентийских улиц.






Постепенно светает...


Мы понимаем, что не совсем понимаем, куда движемся.






Наконец, решив всё же придать прогулке какоую-то логичную завершённость, интересуемся у местных копов, как пройти к Piazza Santa Croce. Копы, в своих причудливых белых касках и пелеринах похожие на толкиенистов-гномов, смотрят на нас с большим удивлением и подозрением.


Им совершенно непонятно, как кто-то по эту сторону Галактики может не знать дороги к одной из самых знаменитых площадей Флоренции?! Но в конце концов копы снисходят и указывают страждущим нужное направление. Сами не знаем почему, мы почти переходим на бег, словно боимся опоздать на свидание...

И тени Данте, Микеланджело, Медичи (всех сразу) и маркграфини Матильды скачут за нами по мостовой, задорно перекликаясь и наступая друг другу на пятки. Бгггг.

Не помню, сколько продолжался этот спринт мимо бесконечных рядов припаркованных на ночь велосипедов и скутеров...


Но в какой-то момент стены домов расступились и мы вынеслись на Piazza del Duomo - Соборную площадь. Сердце Флоренции. И сердце ухает и где-то там внутри замирает.



















From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Редакторы LiveJournal посчитали вашу запись интересной и добавили ее в дайджест LJTimes по адресу: http://www.livejournal.com/ljtimes

Date: 2012-07-10 07:19 pm (UTC)
From: [identity profile] nasedkin.livejournal.com
Да, Флоренция совершенно бесподобна. Из всех городов в свое время больше всех понравилась

Date: 2012-07-11 06:08 am (UTC)
From: [identity profile] iyaushev.livejournal.com
а мне не очень, народу была туча просто.

Date: 2012-07-10 07:50 pm (UTC)
From: [identity profile] nebotticelli-xl.livejournal.com
После этого поста захотелось перечитать Данте.

Date: 2012-07-10 08:01 pm (UTC)

Date: 2012-07-10 10:12 pm (UTC)
From: [identity profile] psycolorena.livejournal.com
Потрясающе написано!!!!!!!!!

Date: 2012-07-11 04:08 am (UTC)
From: [identity profile] peter-kiele.livejournal.com
Великолепно! Ведь я бывал во Флоренции лишь во времена Лоренцо Медичи, Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело и Савонаролы, времена прекрасные и жестокие.

Date: 2012-07-11 04:52 am (UTC)
From: [identity profile] moskala.livejournal.com
Месяц назад оттуда вернулись...

Date: 2012-07-11 05:22 am (UTC)
From: [identity profile] hroft-clone3.livejournal.com
Мда. Всегда дивился, что европейские электрички у нас считаются крутым скоростным поездом типа "Сапсана"

Date: 2012-07-11 05:36 am (UTC)
From: [identity profile] hroft-clone3.livejournal.com
Ведь были же у нас шикарные составы, не уступающие всяким сапсанам, нет, Р-200 надо прикрыть, разработки закрыть, купить у Сименса ....
У нас, даже, паравозы были, которые могли до 180 раскачегариться, если на них обтекатель вешался ....
Вон какие были красавцы ... и куда похерили?
http://pharaon.at.ua/index/0-30
Edited Date: 2012-07-11 05:50 am (UTC)

Date: 2012-07-11 06:09 am (UTC)
From: [identity profile] iyaushev.livejournal.com
не пойму, как с вокзала можно не попасть к собору?
там же по прямой практически.

Date: 2012-07-11 06:32 am (UTC)
From: [identity profile] u-96.livejournal.com
А мы талантливые, дело в том, что.

Date: 2012-07-11 07:35 am (UTC)

Date: 2012-07-11 07:31 am (UTC)
From: [identity profile] rightview.livejournal.com
Спасибо и за текст, и за фотографии.

Люблю этот город.

http://rightview.livejournal.com/14445.html

Date: 2012-07-11 03:54 pm (UTC)
From: [identity profile] pulman.livejournal.com
На пути от вокзала к дуомо заблудиться - это вы дали ).

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 07:01 am
Powered by Dreamwidth Studios